на главную | написать письмо
Новости
Бесплатно скачать книги
23.04.2008
"Лунный воин", "Мой друг бессмертный", "Малышка и Карлссон (1 и 2)", "Князь тишины", "Дракон мелового периода" - все эти книги можно теперь бесплатно скачать с моего сайта.

Новые книги
22.04.2008
Вышли в свет сразу две мои новые книги! "Громовая жемчужина" и детская повесть о приключениях Глюкозы. Сдана в печать еще одна книга - "Мельница желаний".

ЛитАкадемия
20.11.2007
Вниманию тех, кто собирается стать писателем, но не знает, как это сделать. www. litacademia.ru - сетевой литературный университет, ...


читать все новости...
 
 
 
 
hhhh    
  • Две коллючки.


     

    Если бы кто-то сказал Вере, что у нее в доме будет жить собака, она бы ни за что не поверила. А тем более две. И обе крупные и мохнатые. Да еще которые непрерывно между собой грызутся. И что она все это будет терпеть!

    Кошки – это да. Кошка ничем не нарушает уют, она его создает. Кошка -  грациозная чистюля, мурлыка, радость для глаз. А собака – шум, грязь, суета, клочья шерсти, погрызенная мебель, сожранная обувь, тошнотворный запах псины… Кошка сама себе занятие найдет, а с собакой надо гулять, играть, заниматься дрессировкой… Нет, ничего против собак Вера не имела. Просто она считала, что место собаки -  во дворе. В будке, а не на хозяйском диване.  Дом – это святое. Место, куда возвращаются после работы, чтобы провести в кругу любимых людей самые тихие, спокойные и приятные часы дня.  Вера много работала (она была врачом), и вечерами любила посидеть перед телевизором с чашкой хорошего чая,   посмотреть с дочкой и мужем что-нибудь веселое и легкое, но неглупое -  например, КВН, -  или просто почитать в кресле у торшера, положив на колени толстого, ленивого сибирского кота.  С кота все и началось…

     

    Кот, целыми  днями сидевший  в засаде на форточке в ожидании неосторожного  воробышка, простудился.  Начал чихать, пустил сопли, даром что сибиряк. Когда у кота пропал аппетит, Вера встревожилась, посадила кота в переноску и понесла в ветклинику.

    В субботу в клинике было много народа с кошками, собаками и даже одним злобным ангорским кроликом. Чтобы не нервировать кота, Вера заняла очередь и вышла во двор.

    Возле крыльца, привязанная веревкой к водосточной трубе, понуро сидела колли. Неухоженная, худая, с грязной свалявшейся шерстью. На длинной утонченной морде выделялись печальные, выразительные глаза.

     - Что тебе, милая?

     Колли деликатно тронула носом руку проходившей мимо Веры, глянула с надеждой. Просьба была совершенно ясна.  

    Ну прямо аристократка в бедственных обстоятельствах, растрогалась Вера. Оголодавшая тургеневская девушка. « Не смею вас беспокоить, но если вас не затруднит. Не могли бы вы… совсем маленький кусочек… ну что вам стоит? Же не манж па…»

     - Ах, милая, я бы с радостью, да нет у меня ничего с собой…

    Вера погладила собаку и отошла в сторону.

    Время текло, приходили и уходили  посетители, а колли все сидела на улице. Когда наконец наступила очередь кота, Вера не удержалась и  спросила девушку- ветеринара:

     - Не знаете, чья там колли к трубе привязана? Сидит и сидит, а хозяина не видно…

     - Да ничья, -  резко ответила ветеринарша. – Какой-то гад оставил  и смылся.  Мы ее с утра покормили,  теперь ждем -  может, у «хозяина» совесть проснется.  Понятия не имею, куда ее вечером девать.  У нас тут не собачий приют и не богадельня... Ну-ка, киса, не бойся, открой ротик…

    Полчаса спустя, спускаясь с крыльца лечебницы с  перепуганным котом в переноске, Вера увидела печальную колли на прежнем месте. Остановилась возле нее, тяжко вздохнула…

    В общем, пришла Вера  в клинику с одним зверем, а ушла с двумя.

     

     Нельзя сказать, чтобы Веру не мучили сомнения. Она не знала, правильно ли поступила, поддавшись порыву милосердия. Как встретят собаку муж и дочка-подросток?   Как к ней отнесется кот?  Как…

    Однако прошел всего лишь день, и все вопросы отпали. Колли вела себя совсем не так, как должна была, по идее,  вести себя в доме собака. Она не грызла, не лаяла, не пачкала, не создавала шума и проблем. Почти как большая кошка, с удивлением и радостью осознала Вера. Нет, гораздо лучше! Кот не подходил после каждой кормежки, чтобы полизать руки и заглянуть в глаза, демонстрируя безбрежную благодарность и преданность.  Кот не укладывался  по вечерам в ногах наподобие огромной меховой подушки. С котом нельзя было поговорить -  вернее, можно, но он не отвечал. А колли  внимательно слушала, положив узкую морду на хозяйские колени, и Вере казалось, что собака понимает каждое слово. Кот не радовался, как дитя,  каждому знаку внимания. С котом нельзя было пройтись в воскресенье в парке, вызывая всеобщий восторг.  После того, как собаку вымыли и расчесали, она распушилась, стала светлее и ярче и вообще оказалась фантастической  красавицей.

    С каждым днем Вера все сильнее привязывалась к собаке, находя в ней все новые достоинства.  Послушная, ласковая, изящная, воспитанная,  даже тапки приносит по утрам, правда, кладет их на подушку, но потом так трогательно гордится, ожидая похвалы… Какой изверг мог ее бросить?  Даже кот после нескольких дней неприязни и  недоверия обнаружил, что на спине у колли спать гораздо теплее и мягче, чем на хозяйском кресле, откуда его гоняли. Верина дочка сделала целую фотогалерею: кот на спине у колли, колли в ногах у Веры, все семейство с колли в обнимку.  Собаке выбрали аристократическое имя Лоран, которое вскоре, разумеется, превратилось в Лору.

     

     Между тем кот продолжал страдать от насморка. Прописанные средства принесли только временное облегчение. Через неделю Вера поняла, что кота снова придется нести в лечебницу.

    Уже знакомые девушки-ветеринары при виде Веры почему-то начали шептаться и хихикать.

     - Ну как у вас колли? Прижилась?

    Вера принялась с энтузиазмом расхваливать собаку.  Девушки слушали невнимательно и продолжали шептаться.

     - Пойдемте, -  загадочно сказала девушка, -  мы вам кое-что покажем.

    Девушки-ветеринары провели Веру  по коридору куда-то внутрь лечебницы, откуда доносился многоголосый лай.

     - У нас тут стационар, -  объяснила одна из девушек. – Боксы для животных после операций. Вот сюда, пожалуйста…

    В небольшой пустой комнате на полу стояла клетка -  вернее, большой квадратный ящик,  лицевая сторона которого  была затянута мелкой сеткой. Из клетки доносилось рычание.

     - А тут у нас живет драконда!

     - Кто?!

     - Мы ее так прозвали. Сейчас увидите, почему…

    Вера нагнулась к клетке и вгляделась в полумрак. За решеткой возникли  ЗУБЫ. Узкая, оскаленная, почти змеиная пасть, полная длинных острых зубов.

     - Улыбка Драконды! -  торжественно объявила девушка-ветеринар. – Наша Мона-Лиза.

    Рычание стало громче, превратилось в шипение. Красноватым огнем блеснули  в сумраке глаза…А потом Вера в шоке разглядела, что в клетке сидит… Лора!  Или ее полная копия. Такая же бело-рыжая колли, грязная, с нечесаной косматой шерстью. Крысилась на санитарок, шипела, плевалась, пыталась укусить через сетку.

     - Вот у нас какая красавица живет, -  похвалилась первая девушка. – Уже почти неделю. В субботу вы ту забрали, а в воскресенье эта появилась…

     -   Неужели снова к крыльцу привязали?

     -   Нет, мужчина привел, с покусами.

     -   Собаку покусали?

     -   Нет, это мужик с покусами. Он в травму ехал, а по дороге сюда завернул и  оставил ее в стационаре, попросил подержать  пару дней, -  объяснила вторая девушка. -  Пока лечиться буду, говорит, не могу с ней никак гулять, нога прокушена… Денег оставил… И вот уже неделю она тут сидит, а мужика след простыл. И между прочим, я его вполне…

     Первая девушка пихнула вторую и жизнерадостно заявила:  

     - А знаете, мы как ее увидели, сразу о вас подумали. Может, возьмете для пары своей коллюхе? Им вдвоем веселее будет. Тоже девка. Точнее, тетка.  Породистая, бесплатно!  А красавица какая!

     - Берите,  не пожалеете!  -  опомнившись, подхватила вторая девушка.  -  Колли - самые ласковые собаки. Их  так и называют  -  «собаки- няньки»,  в семью с детьми идеально. У вас дети есть?

     - Ласковая, говорите? А мне кажется, она как-то  не в настроении,  - усомнилась Вера, слушая, как из ящика доносится монотонное «шкрям, шкрям» зубами по сетке.

     -  У нее же стресс! – наперебой принялись объяснять санитарки. -  Это так и называется - агрессия страха! Вы представьте, хозяин бросил, а тут собаки после операций, обстановка безумная, да еще в клетке заперли…

    Скажи кто Вере еще три дня назад, что она согласится на это невероятное предложение -  да она бы только рассмеялась. Мало ли  в городе брошенных собак -  всех в дом тащить, что ли? Но злючка  в ящике была так поразительно похожа на Лору! И главное, она была колли -  а Вера, сама еще об этом не подозревая,  за прошедшую неделю всем сердцем  влюбилась в эту породу.

     - Милая! -  Вера присела возле клетки, ловя взгляд колли. – Пойдешь ко мне жить?

    Из клетки донеслось рычание. Впрочем, не свирепое, а сдержанное, даже неуверенное. Если бы колли могла говорить, она бы выразила свои ощущения однозначно. Она не верила никому, но не могла себе представить места, где бы ей нравилось меньше, чем в лечебнице,  где ее забывали выгуливать и кормили через раз, из милости, где со всех сторон днем и ночью несся полный страха и боли собачий вой…   

     -  Она согласна!

    Девушки вытащили колли из клетки на широком длинном поводке, стараясь особо к ней не приближаться, и вручили конец поводка Вере.

      -  Пошли?  -  спросила она.

    Собака ответила диковатым взглядом исподлобья и медленно помахала хвостом. Два раза -  направо и налево. Девушки пришли в восторг.

     - Она вас признала! Счастья вам! Удачи!  Ах, да забыли сказать -  ее Лизкой зовут…

     

     

    - Ну вот ты и дома, Лизонька, -  сказала Вера в прихожей, снимая с нее ошейник. Колли не двинулась с места,  внимательно принюхиваясь к незнакомым запахам.

     -  И впрямь боится, дурочка. Ну ничего, мы знаем, как это вылечить…

    Вера  ласково подтолкнула собаку в сторону кухни.   Лиза тихо зарычала  - ей мешали  оценивать потенциальную опасность  чужой территории, -  но в этот момент  ее носа коснулся запах ЕДЫ.  В миске на полу  лежало что-то съестное! Глаза колли оживились, пасть наполнилась слюной...

     - Вот и умница! -  довольно воскликнула Вера, видя, как новая колли галопом несется на кухню прямиком к Лориной миске. Мгновение -  и Лиза накинулась на еду. Еще мгновение -  и миска засияла как отполированная. Лиза подняла голову и облизнулась.

    Если бы Вера знала, что сейчас происходит в Лизиной голове!

    «Ага! Кажется,  это все будет  МОЕ!»

    Колли рыгнула, вылизала пол вокруг миски, заглянула на стол, в мойку,  проверила  мусорное ведро, обнюхала хлебницу…

    Вера, улыбаясь, наблюдала, как Лиза осваивает пространство. Кажется, не такая она и трусишка…

    «Ух я теперь заживу!»

    Обследовав кухню, Лиза отправилась дальше.

    Заглянула в ванную – «Ничего интересного…», в гостиную:

    «Так! А это еще кто?! В МОЕМ доме?!»

     - Познакомьтесь, девочки, -   Вера вывела в коридор удивленную Лору.

    Лора, моргая заспанными глазками,  потянулась обнюхать новую соседку… и отскочила, едва не оставшись без носа.

    «А ну пошла отсюда! Теперь тут живу Я!!!» -  Лиза клацнула зубами, пригнулась к земле, вздыбила нечесаный рыжий воротник. С  Лорой она знакомиться не собиралась. Она готовилась биться за отличное место для житья.

     - Ты что творишь?! -  Вера схватила Лизу за шкирку.  – Не стыдно? Грубиянка какая!

    Лиза оскалилась, не проявляя ни малейшего раскаяния. Лора в ужасе улизнула в детскую и забилась под стол.  Лиза, прогнав  с дороги конкурентку, слегка успокоилась и  продолжила обход своей новой территории.  Подошла к дивану («Вот тут я буду спать!»), обнюхала ковер («Здесь мне тоже нравится…»). Развалилась на ковре, вытянула лапы, покосилась на Веру и зевнула во всю пасть.

     - Ого, какая куча меха! -  восхитилась Верина дочка.

     - Сколько пыли в этой шкуре, -  холодно отметил сидевший в кресле Верин муж.  К появлению в доме второй собаки за неделю он отнесся безо всякого энтузиазма. – Вымыть ее не хочешь?

     - Пусть  сначала немного освоится, -  сказала Вера, глядя на безмятежно дрыхнущую  после сытного обеда Лизу. – А в принципе, совершенно адаптированная собака. И не вижу я у нее никакого стресса… Наоборот,  первый раз на новом месте, и такая уверенная в себе…

     - Это и настораживает, -  проворчал муж.

     

    Адаптация не затянулась. Не прошло и пары дней, как Лиза развернулась во всей красе.  Определяющими качествами ее характера Верин муж назвал  жлобство, прожорливость и невероятную  свирепость. Утонченная, ласковая тихоня Лора сдала позиции без боя. Лиза ела из ее миски, спала на ее любимых местах и  яростно набрасывалась на нее, если Лора нечаянно попадалась ей на дороге.  «Лора -  принцесса, а Лизка -  купчиха. Куда нашей аристократке справиться с такой кабанихой? - с грустной усмешкой подвела итог Вера. – Никаких шансов».

     Решив вопрос с конкуренткой, Лиза принялась за кота. Кот был поставлен на место быстро и жестко. Ловля кота стала Лизиным любимым развлечением, разумеется,  после кормежки. Бедному коту стало не до насморка  - только успевай оглядываться, чтобы не съели. Он нутром чувствовал:  если попадется, то кровожадная колли шутить не станет. Теперь  по квартире кот передвигался короткими перебежками, по верхам, с оглядкой.

    Если Лиза и испытывала какие-то чувства к новым хозяевам, она их тщательно скрывала. Зато любовь к еде у нее была  безграничной.  Первые дни колли ела, и ела, и ела, и никак не могла насытиться.  Вера надеялась, что это временно, но надежда не оправдалась.  Каждый день  на кухне  разыгрывались баталии. Лора всегда обедала не торопясь, аккуратно. Лиза сжирала свою пайку,  давясь от жадности, затем отталкивала Лору и вылизывала досуха ее миску, затем  проверяла миску кота. Потом садилась и выразительно смотрела на холодильник. «За сосиску родину продаст», -  огорченно говорила Вера, глядя на это безобразие.

    Бывало,  Верин муж сидит в кресле, читает газету, кушает бутерброд с ветчиной.  Подходит Лиза, садится напротив и демонстрирует зубы.

     - Ну, и что это значит?

    Лиза  смотрит на бутерброд.

     «Желаю скушать вот это… Да, то, что у тебя в руке.  То, розовое, что так вкусно пахнет. Давай скорее, клади сюда… видишь, пасть уже открыта».

    Верин муж улыбается.

                - Нет, так не пойдет. А  «пожалуйста»?

    Лиза, забывшись, нетерпеливо рявкает на него.

     «Давай сюда быстро! Не видишь - жрать хочу!»

    Верин муж, мужчина крупный и флегматичный,  встает, спокойно берет  злючку за шкирку, относит в ванную и запирает там, невзирая на вой, яростные попытки вырваться и одновременно впиться в руку.

    Конечно, со временем у Лизы хватило ума разобраться, на кого можно рычать, а на кого нет. Но это не мешало ей клянчить, отбирать и воровать еду везде, где только удавалось.  Через месяц Лиза отъелась до шарообразного состояния. Характер у нее от этого, впрочем, не улучшился.    

    - Ничего у тебя нету -  ни сердца, ни ума. Один мех и зубы, -  с досадой сказала  как-то Вера, слушая доносящееся из ванной завывание  в очередной раз наказанной злодейки.

     -  Злючка –коллючка, -  придумала дочка.

     Так скверно Лиза вела себя только дома. На улице собака волшебным образом менялась. Весело бежала бок о бок с Лорой, махала хвостом прохожим ( как теперь понимала Вера, в надежде, что они чем-нибудь ее угостят). Люди восхищались  гордыми, воспитанными красавицами –двойняшками. Но стоило вернуться в квартиру…

     -  Жили- были две Василисы,   -  мрачно шутила Вера, глядя на своих коллюх.  -   Премудрая и Прекрасная. Одна была дура, а другая уродина.  Это теперь про нас…

     

    Прошел месяц, и возникла новая проблема, как будто прежних было мало. Начал портиться характер у кроткой Лоры. Сначала аристократка научилась огрызаться («дурной пример заразителен»), и вот наконец  свершилось – собаки разодрались. Когда Лиза по привычке сунула морду в миску Лоры, та не отошла с обиженным видом, как всегда, а вцепилась ей в плечо. Следующие несколько минут на кухне  творился сущий ад: рычание, визг, летящие во все стороны клочья шерсти, разбитая посуда…Вера носилась вокруг с криками, облила врагинь водой, пинками загнала Лизу в ванную. Колли бросалась на дверь, кровожадно шипела и рвалась в бой. Лора спряталась под кухонный стол и рычала оттуда на всех, охмелев от собственной смелости.

     - Сумасшедшая псина!

     - Может, ее для собачьих боев готовили? -  предположил муж.  -   И там ей капитально крышу свернули…

     - Колли? Для боев?!

     -  Почему нет?  Ненормальных людей полно. Ты видела, какая у Лизки хватка? А я на себе проверял. Стиснет челюсти и висит, как бульдог.   Вера, я не против собак, но от этой надо избавляться.

     - А куда я ее дену, скажи на милость? Кому она нужна? Да ее на следующий день вернут с приплатой!

     - Вера, надо решать вопрос.  У нас не дом, а бойцовский клуб. Дочка боится с Лизкой одна дома оставаться…

     - Да понимаю я все…Ну что за крокодилица?! Как бы могли хорошо жить все вместе, если бы не ее бешеный норов!

    Вере было очень тяжело. Она понимала, что создала эту ситуацию сама. Но  выкинуть собаку, которую она уже привыкла считать своей, к которой, как ни странно, успела привязаться…

     Неизвестно, чем бы все это кончилось…

     Если бы  в доме не появилась Нюшка.

     

    Однажды вечером  позвонила старая приятельница и попросила Веру подержать несколько дней щенка.

     -  А то у меня овчарка ощенилась, ей покой нужен, а эта дурочка к ней все время играть лезет…  Нюшка ведь совсем маленькая девочка,  - уговаривала она.  -  Мы такие хорошенькие, ласковые, веселые!  Нас даже по телевизору показывали! А скоро мы иностранкой станем… 

     - Маленькая, говоришь? -  хмуро повторила Вера. -  Как бы мои старухи ее не сожрали. У меня же тут русский ринг  каждый день…

     - Ничего, Нюшка за себя постоит. Ну пожалуйста, передержи телезвезду, всего-то до воскресенья…

    Вере за глаза хватало своих коллюх, ей не хотелось связываться с чужим щенком, но она не смогла отказать. «Только до воскресенья, -  повторила она про себя, вешая трубку. – Ладно, чего там. Хуже все равно уже не будет».

    Оказалось, ей просто не хватило воображения.

     

    В среду приятельница, рассыпаясь в благодарностях, привезла «телезвезду». Нюшка оказалась пятимесячным беспородным щенком  с  классической дворянской внешностью:  уши лопухами, длинные голенастые ноги,  задорный хвост колечком и полная пасть  только что сменившихся сахарных зубок. В свои без недели полгода она вымахала уже почти с взрослую колли.

     Нюшка была в своем роде знаменитостью. О ней действительно сняли сюжет на телевидении – на тему «Корейская кухня: экзотика или жестокое обращение с животными?», в ток-шоу «Час суда». У  Нюшки была обширная биография матерой беспризорницы со стажем. Когда-то ее нашли слепым щенком в помойном бачке, и с  тех пор собака мыкалась по доброжелателям, то и дело снова оказываясь на улице.  Ее сдавали на опыты, ее спасали  с живодерни, она убегала,  ее ловили, отмывали, устраивали новым хозяевам, хозяева оказывались алкоголиками, Нюшку избивали,  выгоняли, и все это повторялось снова и снова. Однако Нюшке, видно, был дан небесами сильный ангел-хранитель. Ее удачно миновало скорняжное производство, кухня корейского ресторана,  виварий Военмеда,  «карьера»  притравки для бойцовых собак, и вот наконец Нюшка вытащила свой счастливый билет. По линии международной организации «Друзья животных» беспризорницу Нюшку отправляли в собачий приют в  Германию.   

     Теперь, когда в квартире временно поселилась Нюшка -  хитрая,  полудикая и абсолютно неуправляемая собака с уголовными замашками,   - Вера наконец поняла, что такое настоящий кошмар. Жизнелюбивая беспризорница в полной мере восприняла закон «хочешь жить -  умей вертеться». Она воровала и съедала все, что плохо лежит и хоть немного походит на пищу, превращала в труху все, до чего могла дотянуться зубами, скакала по квартире, валя мебель, громко лаяла, выла на весь подъезд, когда люди уходили из дома,  обгладывала ножки стульев, непрерывно хотела играть и время от времени забывала, что выгуливаться надо на улице. Перепуганный кот окончательно переселился на шкаф, но Нюшка не унывала,  днем и ночью приставая к немолодым коллюхам. Зубастые угрозы со стороны  Лизы ее не смущали -  Нюшка видела в своей жизни и более страшные вещи.   Наоборот, ей было весело нападать из засады на злючку, бросаться ей на спину, кусать ее за шею и за лапы и загонять колли под стол, роняя на пол книги и посуду.

     -  Не могу ответить по городскому, извини, -  звонила приятельнице несчастная Вера. -  Нюшка перегрызла провод… Что? Не слышу, она лает! Плохо у нас дела, очень плохо! Олечка, нету никаких сил это терпеть… Когда вы уезжаете  в Германию?! Когда же ее наконец  заберут?!

      Обе коллючки забились глубоко под стол и сидели там, прижавшись друг к другу, тихо-тихо. А Нюшка скакала вокруг с победным лаем и пыталась их оттуда выманить. «Ну давайте поиграем! Вы будете бегать  и прятаться от меня по всей квартире, и громко взвизгивать, когда я буду кусать вас за ляжки  и бока!  Так здорово, так весело!»

    Со среды до субботы  в доме царил террор. Наконец настало воскресенье, и  - ура!  Нюшка уехала!

                Вера закрыла за гостями дверь, подмела щепки и обрывки растерзанного напоследок одеяла, вытерла лужу на кухне, разложила по местам раскиданные вещи,  и без сил упала на стул.

    Как тихо! Как спокойно и чисто!

    На плите закипал чайник. Вера понемногу оживала,  наслаждаясь забытым ощущением покоя. В коридоре послышалось  цоканье когтей, и в кухню заглянула Лора. Убедилась, что Нюшки нет, подошла к хозяйке, положила голову ей на колени, вздохнула.

     - Да, милая, я тебя прекрасно понимаю…

    Через несколько минут на кухне так же тихо появилась Лиза. Настороженно огляделась, потопталась и села рядом. Вере понадобилось несколько секунд, чтобы осознать свершившееся чудо. Лиза и Лора сидят рядом и не дерутся! Даже не скалят друг на друга зубы!

    Неужели три дня кошмара оказались не напрасными?

    Вера решила провести последний эксперимент. Налила чашку чая, взяла вазочку с печеньем и понесла в гостиную. Поставила чашку на журнальный столик, устроилась на диване, включила торшер, достала книгу. Тут же прибежала  Лора  и улеглась на свое любимое место в ногах, на ковре. Вера, помешивая чай ложечкой, исподтишка наблюдала за Лизой. Как она себя поведет?  Останется на кухне? Прогонит  с ковра Лору?  Начнет рычать на хозяйку, намекая, что не худо бы освободить диван?

    Лиза вошла в комнату… медленно подкралась к дивану… покосилась на Лору… и взгромоздилась на колени к хозяйке.

     - Даже так? С кота пример берем? Или устроились поближе к печенью?

    Лиза закрыла глаза и сделала вид, что спит.

    Вера улыбнулась и потянулась за книгой.

      

    Избранное
    Моя страница в Живом Журнале
    Страница в Живом Журнале http://anna-gurova.livejournal.com - это мой НЕофициальный приют в интернете. Что там есть? Много всякой всячины...

    Рассказы о собаках
    Обратите внимание

    малайзия
    Обмен ссылками    Техническая поддержка CYGNUS HOSTING