на главную | написать письмо
Новости
Бесплатно скачать книги
23.04.2008
"Лунный воин", "Мой друг бессмертный", "Малышка и Карлссон (1 и 2)", "Князь тишины", "Дракон мелового периода" - все эти книги можно теперь бесплатно скачать с моего сайта.

Новые книги
22.04.2008
Вышли в свет сразу две мои новые книги! "Громовая жемчужина" и детская повесть о приключениях Глюкозы. Сдана в печать еще одна книга - "Мельница желаний".

ЛитАкадемия
20.11.2007
Вниманию тех, кто собирается стать писателем, но не знает, как это сделать. www. litacademia.ru - сетевой литературный университет, ...


читать все новости...
 
 
 
 
hhhh    
  • Интервью журналу Питербук, 2006 г.

    -Анна, глядя на Вас, никогда не подумала бы, что имею дело с достаточно известным автором-фантастом. Вы так молоды.

     
    Если исходить из  того, что «молодым автором»  у нас считается писатель до сорока лет, то я просто младенец – мне 29.

     

    -И как давно Вы начали писать?

     
    Рассказы («ужастики» о своих друзьях) я начала писать еще в школе. Первая публикация у меня была в газете «Пять углов»,  в  тринадцать лет.  Профессионально я  занимаюсь литературным творчеством  последние четыре года.

      

    -Мне всегда казалось, что фантастика — сугубо мужской жанр. Девушкам как-то больше пристали лирические стихотворения, любовные романы и прочие «легкие» жанры. И откуда в Вас тяга именно к фэнтези?
     

     

    Мне кажется,  в литературе не бывает мужских и женских жанров. А если такое деление и происходит, то оно искусственное, на потребу рынку. В «женском» и «мужском» романе присутствует какая-то изначальная ущербность. Ведь если книга по настоящему талантлива, то она для всех. Каждый найдет в ней что-то такое, что затронет его чувства или разбудит воображение. Что касается фэнтези -  я не выбирала заранее жанр, в котором буду  работать. Может, это он меня выбрал. Я пишу так, как для меня естественно, как лично я воспринимаю мир, каким бы я хотела его видеть.

     

    -Анна, а насколько Ваши книги автобиографичны? Безусловно, любой писатель обращается к собственному жизненному опыту, но в Ваших романах очень много не просто правдоподобных деталей, а прямо-таки конкретных фактов. Особенно это касается «Князь тишины» и «Дракона мелового периода». Скажите, Вы окончили художественное училище? В Приморском районе? Так и подмывает спросить: по специальности «мастер реальности»?!

     

    «Князь тишины» - действительно  очень автобиографичная  книга, и почти у всех персонажей, (даже у самого Князя Тишины) есть реальные прототипы.  У всех, кроме главной героини.  Я не ставила себе цель – поведать миру о себе. Цели было две: как можно реалистичнее описать первую любовь,  какое это счастье и одновременно проблема,   как она меняет  личность, отношение к людям,  взгляд на мир,   а главное – постараться донести до читателей, какое чудо – творчество, как здорово быть творческим человеком, и как важно в себе это не задушить.  А элементы собственной биографии послужили для этих идей самым удобным строительным материалом.   И еще нюанс. Наверняка многие заметят, что  первый и второй романы о мастерах реальности совсем разные по настроению - в первом больше эмоций, во втором логики, как будто они написаны разными полушариями мозга.…Все потому, что когда я писала «Князя Тишины», я сама была влюблена. А во второй книге уже попыталась логически разобраться во всех  недоговоренностях и «хвостах», которые остались после первой.

     

    -В Ваших книгах главные героини — всегда девушки. Очень разные: «отличница» Катя, пацанка Геля, «трудный подросток» Вероника. Есть ли у них прототипы? Или все они — разные грани авторского «я»?

     

    Одна моя подруга, всякий раз, когда я начинаю новую книгу, ехидно меня спрашивает: «Ну, и в роли кого ты выведешь меня на этот раз?»  Я всегда стараюсь брать прототипы из жизни. Реальность всегда ярче и причудливее воображения, надо просто быть внимательней к тому, что тебя окружает. Но прототипы – это не фотографии и тем более не карикатуры. На базе одного и того же прототипа можно сконструировать какой  угодно персонаж. Что-то добавить, что-то убрать, все зависит от желания и воображения.  Авторское «я» попадает в этот коктейль само – ведь когда пишешь, до некоторой степени ассоциируешься с героем. Но я стараюсь, чтобы меня в моих героях было как можно меньше. Иначе получается один герой в разных обличьях, кочующий из романа в роман.

     

    -Анна, а Вы согласились бы с тем, что аудитория Ваших книг в основном женская, точнее — девичья? Процитирую отзыв на форме: «чтение для четырнадцатилетних девушек со своими влюбленностями и тараканами». А представители мужского пола на этих же форумах искренне недоумевают: неужели девушки действительно ТАК думают?

     

    При этом книгу они прочитали, и она им понравилась. Я бы очень не хотела замыкаться на девичьей аудитории (см.  деление литературы по половому признаку). Как на тех же форумах те же представители мужского пола  пишут, например, о «Валькирии» Марии Семеновой – «Книга хоть и про девушку, но КЛАССНАЯ!!!!» Вот если и о моих книгах так будут писать, я буду счастлива.

     

    -Если быть справедливой, то мальчики в Ваших книгах тоже присутствуют. Хотя временами кажется, что только для того, чтобы девочкам было в кого влюбляться. Настоящий положительный мужской тип появляется только в «Малышке и Карлссоне». Этот образ был создан Вами, или это заслуга Александра Мазина, в соавторстве с которым написана книга?

     

    Тролль Карлссон – безусловно заслуга  Александра Мазина. Это типичный «его» персонаж. Также как Коля Голый. А вот эльфа Ротгара, «супермужчину», мы «выписывали» вместе. А то, что женские персонажи у меня получаются ярче, чем мужские, это еще не факт. Хотя «настоящий положительный тип» у меня пока только один – это бессмертный сянь,  борец с демонами Виктор из романа «Мой друг бессмертный». И Миша Корин из «Дракона Мелового периода», с которым главная героиня ловила дракона. Кроме того, есть целая толпа обаятельных  злодеев – беглый царь преисподней со своей свитой из той же книги, Джеф из того же «Дракона Мелового периода». В общем, есть подсчитать, получается, что мужских персонажей в моих книгах не так уж мало.

     

     

    -Раз мы заговорили о Вашей совместной работе с Александром Мазиным, то позволю себе до банальности глупый вопрос: как Вы пишете вдвоем?

     

    Я  пишу эпизод – долго, старательно, правя буквально каждое слово. Саша читает его и говорит – ладно, как черновик сойдет. Поработай еще. Я обижаюсь, но эпизод все-таки через силу переписываю и вижу – странно, действительно стало гораздо лучше!  А кроме шуток, идеи генерируем вместе, потом обговариваем основные сюжетные ходы, потом делим – кто какой отрывок пишет,  так и  работаем.

     

    -Анна, в Ваших книгах Петербург занимает немалое место. Пространство в Ваших романах выписано предельно конкретно: там эта улица, там этот дом… При этом никто не станет отрицать фантастическую основу романа. Более того, Ваши книги относят к жанру «городского фэнтези». Вы согласны с этим?

      

    На мой взгляд, все городское фэнтези и строится на том, что на нашу повседневную реальность накладывается некая мифологическая  матрица. Получается фантастический мир с очень высокой степенью достоверности. Это тот самый мир, в котором мы живем, и  при этом в нем может произойти любое чудо. В моих книгах реальные люди живут в реальном  городе, просто границы реальности там очень широкие.

     

    -О разных местах Петербурга сложено немало легенд. У нас есть не только чижик-пыжик, у которого загадывают желания, но и универсам № 8, где продают сосиски из человеческого мяса… Пользовались ли Вы при работе над романами какими-то источниками по городскому фольклору?

     

    Я предпочитаю не собирать мифы о Петербурге, а сама их создавать. Судя по отзывам читателей – вполне получается. Питер, особенно его северные районы – такое мистическое место, что для мифотворчества не надо никаких дополнительных усилий. Просто выйти на улицу поздно вечером, в конце осени, под дождем или мокрым снегом, прогуляться по каким-нибудь закоулкам, и местность сама все подскажет.

     

    -Одна из сильных сторон Ваших книг — это проработанность «мистического» плана и глубокое знание исторического материала. В романе «Мой друг бессмертный» это восточная философия, в «Князе тишины» и «Драконе…» — средневековые легенды, в «Малышке и Карлссоне» — скандинавская мифология. Это общая эрудиция или, приступая к новому роману, Вы каждый раз тщательно изучаете соответствующие источники? И какие именно?

     

    У меня два высших образования – историческое и филологическое. Я считаю себя достаточно эрудированным человеком, кроме того, постоянно пополняю знания. Если при работе над книгой возникает потребность в каком-то мифологическом материале, обращась  непосредственно к источникам – чему-чему, а работе с источниками на истфаке учат хорошо. Например, эльфы в «Малышке и Карлссоне» - это те самые высшие сиды из ирландских легенд, на основе которых создавал своих эльфов Толкиен.  Только у нас они не идеализированные, как во «Властелине колец», а настоящие. Если бы эльфы существовали, то они были бы такими, как в нашей книге.

     

     

    -Анна, а не слишком ли это сложно для прочтения подростками? Думаете, им нужны все эти философские идеи? Не боитесь ли Вы, что эти страницы они будут пролистывать не читая?

     

    Пусть пролистывают, им же хуже. Я стараюсь делать книги многослойными. Помню, как в подростковом возрасте прочитала «Трудно быть богом» Стругацких, как великолепную развлекательную книгу, а потом вдруг задумалась над ней и САМА нашла в ней глубокий философский смысл. Это замечательно  - если книга и развлекает, и учит думать.  Вот, в «Драконе мелового периода»  есть эпизод, когда лентяйка Геля приходит на урок к крутейшему  мастеру реальности (читай – архимагу), и изнывает там от скуки. А между тем он рассказывает ей чрезвычайно интересные вещи.  Так случилось, что, когда я писала эту книгу, мне попалась на глаза книга Юнга «Психология алхимии». Я вчиталась в нее и поразилась – да это же  про выдуманное мною Чистое Творчество! Там есть просто все – и творение силой воображения, и пробуждение живого духа из мертвой материи, и теория создания иллюзий... Я даже нашла там философское объяснение  зловещего Серого Мира, который интуитивно  описала в первой книге. Возможно, кому-то из читателей, который не поленится во все это вникнуть, будет интересно  узнать – а Чистое Творчество-то существовало на самом деле!

     

    -Анна, я еще не читала второй книги про малышку и Карлссона, но меня давно гложет вопрос: почему Карлссон с двумя «с»?

     

    На этот вопрос мне запрещает отвечать мой соавтор Саша Мазин. Говорит, что эта загадка будет когда-нибудь открыта в продолжении книги. Так что прошу прощения...

     

    -Анна, взрослые читатели часто упрекают Ваши романы за чрезмерно сильное мистическое начало. Высказывания делаются подчас весьма резкие: «бесовщина», «показатель общей демонизации общества», «после чтения книг Гуровой мне стало страшно в Питере жить. Я ведь как и многие была на том перекрестке и даже дорогу перебегала». Что Вы могли бы ответить этим людям?

     

    Насчет перекрестка  в Озерках – вот и новый миф появился, ха-ха… Что до «бесовщины»… Где есть мистика, там есть и демоны. Так надо же героям с кем-то сражаться! Негатива, бесовщины в моих книгах нет – есть борьба со злом.  Либо чисто внешним, как в романе «Мой друг бессмертный», либо внутренним злом, демонами в себе, как в «Князе Тишины». А если темные силы выглядят убедительно и пугающе, значит, их образы удались. И это не упрек мне, как писателю, а комплимент.

     

    -Анна, Ваши книги однозначно ориентированы на юношескую аудиторию. А Вам не трудно писать для подростков? Это очень разнородная и непостоянная в своих читательских пристрастиях публика…

     

    На этот вопрос я отвечала в другом интервью, так что извините, если буду повторяться. Для подростков и о подростках мне писать интересно, как интересны мне и они сами. Подросток только-только начинает задумываться о жизни – как она устроена, какое он сам занимает в ней место, -  а у взрослых эти вопросы  уже давно (и обычно неправильно) решены, причем часто решены за них другими. Научить взрослеющего ребенка не следовать стереотипам, мыслить самостоятельно, быть уверенным в своих силах – вот чего бы мне, наверно, хотелось.

     

    -Одна особенно обеспокоенная мамаша высказалась на форуме следующим образом: «Прочла не отрываясь… только не хотела бы, чтобы это читали мои дети». Анна, а у Вас есть дети? Читают ли они Ваши книги?

     

    Моему сыну восемь лет. Всем книгам он предпочитает комиксы (надеюсь,  в ближайшем будущем это все-таки пройдет). Из моих книг он читал только простую и веселую фэнтезятину «Герои меча и магии», которую я написала еще в универе. Вот это – почти детская книга. А прочие мои произведения – все-таки серьезнее. ( Кстати, те самые отзывы испуганных мамаш появились оттого, что роман «Мой друг бессмертный» совершенно ошибочно выложили в сетевой библиотеке в раздел «детская литература»). Детям младше десяти лет читать, наверно, рановато.

     

    Избранное
    Моя страница в Живом Журнале
    Страница в Живом Журнале http://anna-gurova.livejournal.com - это мой НЕофициальный приют в интернете. Что там есть? Много всякой всячины...

    Рассказы о собаках
    Обратите внимание

    Специальная акция! Продаем электронные трубки; электронные сигареты nicotec отзывы . Эксклюзивные портсигары. Дальше..
    Отдых за рубежом; отели праги 3 звезды . Элитные туристический оператор. Дальше..
    Обмен ссылками    Техническая поддержка CYGNUS HOSTING